tad 301

Девушка с суманак – проросшим зерном – символом Навруза //
President Emomali Rahmonov = Президент Эмомалӣ Раҳмонов = Президент Эмомали Рахмонов. –
London & Flint River Editions Great Britain, [Б. г.]. – С. 102.
  1. Абашин С. Калым и мазр в Средней Азии : право или ритуал? // Отечественные записки. – 2003. – № 5. – С. 428-435.

  2. Антонова Е. В. Таджикские весенние игры и обряды и индо-иранская мифология / Е. В. Антонова, Л. А. Чвырь // Фольклор и историческая этнография. – М., 1963. – С. 22-42.

  3. Бушков В. И. Таджикский авлод тысячелетия спустя... // Восток. – 1991. – № 5. – С. 72-81.

  4. Кисляков Н. А. Некоторые иранские поверья и праздники в описаниях западноевропейских путешественников XVIII в. // Мифология и верования народов Восточной и Южной Азии. – М., 1973. – С. 179-194.

Из книги:

«...В настоящее время Ноуруз празднуется всего пять дней, кроме того, отмечается 13-й день «синзде бедар» — проводы праздника. В этот день организуются загородные гулянья и девушки, для того чтобы их судьба «устроилась», вяжут из зелени венки и поют:

Си нзде бедар,

Сāле дигар

Хāнейе шоухар

Бачейе бағал

В тринадцатый день

Следующего года,

Дом мужа,

Младенец на руках.

Женщины же плещутся в проточной воде и тоже поют:

Эй āбе равāн

Шоухарам бе-ам

Бāшад михрабан.

О текучая вода!

Со мной пусть будет

Ласков мой муж»

  1. Кисляков Н. А. Очерки по истории семьи и брака у народов Средней Азии и Казахстана / Акад. наук СССР, Ин-тут этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. – Л. : Наука, 1969. – 240 с.

tad 302В книге известного этнографа-таджиковеда рассматриваются дореволюционные семейно-брачные отношения таджикского народа. Автор сосредоточивает внимание на наиболее существенных вопросах семейно-брачных отношений: формах семьи, степени сохранения экзогамных норм. Несколько большее внимание уделено интересной, но малоизученной теме о семейно-брачных запретах у таджиков; для лучшего уяснения вопроса привлечены также и материалы, выходящие за рамки Средней Азии и Казахстана.

tad 303
 
Руибанд – лицевое покрывало невесты. Конец XIX в. Горный Таджикистан //
Государственный музей искусства народов Востока. –
М. : Изобразительное искусство, 1978. – Ил. 11.
  1. Лобачева Н. П. К истории сложения института свадебной обрядности : (на примере комплексов свадебных обычаев и обрядов народов Средней Азии и Казахстана) // Семья и семейные обряды у народов Средней Азии и Казахстана. – М., 1978. – С. 144-175.

tad 304
 
По традиции женщины за свадебным столом сидят отдельно от мужчин,
но принимают активное участие в празднестве // Geo. – 2005. – № 1. – С. 164.
  1. Люшкевич Ф. Д. Традиции межсемейных связей узбекско-таджикского населения Средней Азии : (к проблеме бытования калыма и других патриархальных обычаев) // Советская этнография. – 1989. – № 4. – С. 58-68.

  2. Малахова Н. Повторять движения сердца и танцев : Навруз в Удмуртии // Удмуртская правда. – 2007. – 27 марта. – С. 3.

tad 305
 
Навруз. Стол накрыт // Ашальчи. – 2007. – № 3- 4. – С. 17.
  1. Мирзозода С. Наврӯз дар Яғноб // Пайванд. – 2005. – № 10. – С. 62-66.

tad 306
 
 
Музыканты-карнаисты созывают народ на праздник Навруз //
President Emomali Rahmonov = Президент Эмомалӣ Раҳмонов = Президент Эмомали Рахмонов. –
London & Flint River Editions Great Britain, [Б. г.]. – С. 101.
  1. Муродов О. Некоторые традиционные погребальные обычаи и обряды у таджиков / О. Муродов, А. Мардонов // Этнография в Таджикистане. – Душанбе, 1989. – С. 110-134.

tad 307Изучение погребальных обрядов необходимо для понимания мировоззрения таджиков, особенно в старом традиционном быту. Авторы статьи делают попытку интерпретировать сущность и смысл этих обрядов, вобравших в себя многочисленные магические доисламские традиции. При этом особое внимание уделяется погребальным обрядам, связанным со смертью молодых (чавонмурӣ) и пожилых почтенных людей (пири бабарака).

Из книги:

«...Особенно горько и болезненно оплакивали смерть засватанной девушки. При этом распускали волосы, разрывали ворот на груди»...

Тобути киҳай, ки меравад чарху занон?

Тобути аруси нодида ҷиҳон.

Товута гирен, барен ба шаҳри падаруш,

Аз хона буроя хоҳари бехабаруш

Аз хона буромад доду бедодӣ кард

Зад куртара чоку нолаву зорӣ кард».

(«Чьи это носилки, которые несут, кружа над головой?

– Это гроб невесты, не видавшей радости мира.

Поднимите носилки, несите её в город отца,

Чтобы, из дома выходя, увидела неоповещенная сестра.

Выходя из дома, горько оплакивала она,

Разрывая ворот на груди, громко плакала она».)

  1. Пещерова Е. М. Свадьба в ремесленных кругах Каратага // Семья и семейные обряды у народов Средней Азии и Казахстана. – М., 1978. – С. 176-188.

tad 308Таджики южного склона Хисарского хребта этнографически изучены мало. Полевые записи, сделанные автором во время экспедиционных работ, позволяют воссоздать некоторые черты их быта, в частности свадебные обряды.

  1. Писарчик А. К. Ива в новогодних и других весенних обрядах таджиков // Этнография в Таджикистане. – Душанбе, 1989. – С. 18-38.

tad 309
 
Различные варианты приплетенных кос из кожицы ивовых веток в долине р. Сох //
Этнография в Таджикистане. – Душанбе : Дониш, 1989. – С. 41.
  1. Хамиджанова М. Народные обычаи и обряды // Таджикская Советская Социалистическая Республика = Республикаи Советии Социалистии Тоҷикистон. – Душанбе, 1974. – С. 60-62.

  2. Этнография в Таджикистане / Акад. наук Таджик. ССР, Ин-тут истории им. А. Дониша. – Душанбе : Дониш, 1989. – 210 с. : ил.

tad 310В сборник включены статьи, посвященные различным сторонам этнографии таджиков. Авторы статей описывают семейные обряды и обычаи (рождение, свадьба, похороны), одежду, верования и историю сложения населения. В сборнике также опубликована библиография научных работ известного этнографа-таджиковеда Н. А. Кислякова.