1. Верования и обряды // Очерки по этнографии народов СССР (Европейская часть) : учебное пособие. – М., 1962. – С. 38-42.

  2. Дучиц Л. В. Курганы белорусско-литовско-латышского пограничья // Исследования в области балто-славянской духовной культуры : погребальный обряд / Академия наук СССР, Институт славяноведения и балканистики. – М., 1990. – С. 163-170.

  3. Котлярчук А. С. Праздничная культура в городах России и Белоруссии XVII века: официальные церемонии и крестьянская обрядность / Российская академия наук, Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера). – СПб. : Петербургское востоковедение, 2001. – 239 с. : ил.

фото 14В издании раскрыт сложный и красочный мир официальной праздничной культуры в городах России и Белоруссии в XVII веке на фоне этнической истории двух народов, проиллюстрирован характер этнокультурных связей белорусских и русских горожан, показана связь официальных торжеств с народной традицией восточных славян. Из книги: "Большинство этнографов, исследователей восточнославянского фольклора отмечают сверхустойчивость обрядовых праздников белорусов, ряд моментов которых восходит к язычеству древних славян. Среди народных праздников, бытование которых отражено в городских источниках, выделяются Коляда, Волоченье, Май – наиболее зрелищные, христианизованные даты праздничного календаря. Связь крестьянской и городской культуры белорусов подтверждает празднование в городах XVII века Волоченья. Распространенный на всей этнической территории белорусов праздник представлял собой сходное по форме с колядой обрядовое действие, проходившее в первый пасхальный вечер".

  1. Маслова Г. С. Белорусская свадебная одежда // Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах XIX – начала XX в. / Г. С. Маслова. – М., 1984. – С. 189-190.

фото 15

Женский свадебный костюм. Минская губерния. Белорусы. XIX в. //
Одежда народов СССР = National costumes of the Soviet peoples : [фотоальбом] /
Н. М. Калашникова, Г. А. Плужникова. – М., 1990. – С. 61, ил. 35.

фото 16

Наряд сватьи. Кобринский район Брестской области. Конец XX века //
Белорусы / Российская академия наук, Институт этнологии и антропологии
им. Н. Н. Миклухо-Маклая, Национальная академия наук Беларуси,
Институт искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы ;
ответственные редакторы: В. К. Бондарчик [и другие]. – М., 1998. – С. 294.
  1. Праздники, обряды, обычаи // Белорусы / Российская академия наук, Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, Национальная академия наук Беларуси, Институт искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы ; ответственные редакторы: В. К. Бондарчик [и другие]. – М., 1998. – С. 382-402.

  2. Рожденные жизнью : обряды Советской Белоруссии / составитель А. А. Радивилов. – Минск, 1988. – 144 с. : ил.

фото 17

По преданию, в купальскую ночь распускается цветок папоротника.
Тот, кто найдет его, будет счастливым // Рожденные жизнью : обряды Советской Белоруссии /
составитель А. А. Радивилов. – Минск, 1988. – С. 114.
  1. Седакова О. А. Поэтика обряда : погребальная обрядность восточных и южных славян / О. А. Седакова ; Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, Институт мировой культуры. – М. : Индрик, 2004. – 319 с. : ил

фото 18В монографии рассматривается богатейший материал традиционной славянской культуры, связанный с архаическими представлениями о смерти, умерших и их посмертном существовании, о душе и загробном мире: погребальная и поминальная обрядность, фольклорные источники, бытовые поверья. Автор предлагает концепцию обряда как несловесного сообщения, обладающего собственными законами построения и своеобразной поэтикой.

  1. Соколова В. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов, XIX – начало XX в. / Академия наук СССР, Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. – М. : Наука, 1979. – 288 с. : ил.

фото 19В книге описываются календарные праздники и обряды весенне-летнего цикла у восточнославянских народов XIX – начала XX века, показывается глубокая древность земледельческих обрядов, связь народной календарной обрядности с земледелием. Особо выделяются игровые, развлекательные элементы обрядов, их красочное оформление, праздничный колорит.

  1. Уварова С. Тайны белорусского пояса // Этносфера. – 2008. – № 11. – С. 45-47.

фото 20

Пояс тканый. Краснослободской район Минской области. Конец XIX – начало XX века //
Белорусы / Российская академия наук, Институт этнологии и антропологии
им. Н. Н. Миклухо-Маклая, Национальная академия наук Беларуси,
Институт искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы ;
ответственные редакторы: В. К. Бондарчик [и другие]. – М., 1998. – С. 291.
 
Из текста:
В традиционном белорусском костюме пояс имел не только функциональное (им подпоясывали нижнюю и верхнюю одежду), но и самостоятельное (носился под одеждой) значение. Двойственное символическое значение пояса объясняет связанные с ним ритуалы. Пояс снимали во время эпидемий и падежа скота, во время обхода с иконой вокруг горящего дома. Развязывали пояс у роженицы при родах, а во время трудных родов – у всех присутствующих. В обряде сватовства девушка в знак согласия снимала с себя пояс, обматывала им бутылку и отдавала ее сватам. В Белоруссии пояс имел и сакральное значение – ему придавали чудодейственную, магическую силу. На поясе у белорусов произносили заклинания и гадали, он служил оберегом от нечистой силы.
  1. Устинюк В. Кирмаш : [народный календарный праздник] // Вокруг света. – 1983. – № 9. – С. 37-39.

  2. Холопов Ю. Каравай к свадьбе // Вокруг света. – 1978. – № 6. – С. 37-39.

  3. Чистов К. В. Семейные обряды и обрядовый фольклор // Этнография восточных славян : очерки традиционной культуры. – М., 1987. – С. 396-416.